The Guardian об украинских правых: их устремления идут вразрез с демократическими идеалами


Растущее влияние крайне правых группировок на Украине существенно раздражает Запад. Ультранационалисты сыграли ключевую роль в событиях 2014 года и теперь пытаются сражаться с коррупцией. Но они настаивают на изменениях, которые идут вразрез с демократическими идеалами, пишет The Guardian.

Ультранационалистические группы страны вышли на первый план на Майдане, когда они начали массовые уличные протесты, которые привели к изгнанию президента Виктора Януковича. Затем тысячи украинских националистов направились на восток, сформировав добровольческие батальоны, которые служили в качестве авангарда для киевских сил в мятежных регионах.

С тех пор влияние националистических групп неуклонно росло, стимулируемое общественным беспокойством по поводу экономических проблем страны и безудержной коррупции. Подростки из ультраправых групп следуют советам ветеранов войны, практикуют боевые искусства и учатся обращаться с оружием. Число ультранационалистов оценивается примерно в 10 000 человек, и они могут быстро вывести тысячи людей на улицы и прибегнуть к насилию.

— Они прошли организационную, военную и идеологическую подготовку, — говорит Андрей Ермолаев, глава независимого аналитического центра «Новая Украина», — У них сильная мотивация и активность.

Активисты-ультраправые с факелами регулярно маршируют под барабаны по центру украинской столицы, скандируя «Смерть предателям Украины!» Во время драки у мемориала генералу Советской армии, пожилая женщина подошла к группе радикальных националистов, кричавших: «Повесь русского!» и сказала: «Я русская, повесьте меня!» Один из нацистов толкнул ее и был ненадолго задержан полицией.

В ходе ряда насильственных акций, которые подчеркивают их силу, правые радикалы в последние годы нападали на собрания ЛГБТ и правозащитниц, нападали на лагеря цыган по всей стране, срывали лекцию по истории Холокоста и дрались с ветеранами. У ультраправых групп есть строгая структура в военном стиле, и многие из их членов получили опыт боевых действий за годы боевых действий на востоке.

Ермолаев сказал, что в прошлом правительство закрывало глаза на рост националистических группировок, используя их как фактор запугивания, но теперь ультраправые настроены на захват власти.

— Хорошо организованный и агрессивный национализм в Украине — дитя власти. Она потеряла контроль над радикальными националистами. Петр Порошенко проиграл эту игру.

Международные правозащитные организации подвергли резкой критике украинское правительство за неспособность выследить и наказать виновных в актах насилия и запугивания. Правительство пообещало обуздать ультранационалистов, но не предприняло никаких действий. Министр внутренних дел Арсен Аваков заявил, что правые организации будут остановлены. «Они все это прекрасно знают», — сказал он. «И … для них не будет амнистии».

Мирослав Мареш, эксперт по правым экстремистским группам в Университете Брно, сказал, что крайне правые украинцы успешно установили контакты с ультранационалистическими силами в Европе.

— У них хорошие отношения с некоторыми неонацистскими группировками в Центральной и Восточной Европе, — рассказал Мареш. Он добавил, что в начале конфликта на востоке Украины некоторые члены европейских неонацистских группировок обучались и сражались с батальоном «Азов», украинской ультраправой военизированной группировкой.

Австралиец Брентон Таррант, обвиняемый в убийстве 50 человек в двух мечетях в городе Крайстчерч в Новой Зеландии, упомянул визит в Украину в своем манифесте, и в некоторых сообщениях утверждается, что он имел контакты с местными ультраправыми.

Андрей Ермолаев уверен, что насильственный образ, сформированный украинскими националистами, может послужить аргументом для тех сил в Европейском союзе, которые не хотят в ближайшее время видеть Украину в объединенной Европе.

— Как вы можете интегрировать страну, страдающую не только от коррупции, но и от национализма? — считает он.

Такие публикации в западной прессе характерны для периода, в котором Украине приходится выбирать нового президента, а остальному миру формировать к нему свое отношение.