В Европе сыграют в покер с высокими ставками: майские выборы определят будущее союза


Европейские СМИ пишут, что после голосования 23-26 мая начнется покер с высокими ставками, который сформирует Европейский Союз на долгие годы.

На плакатах, афишах и в социальных сетях сейчас ведется битва за европейское будущее, но настоящая битва за власть начнется только после подсчета всех голосов.

Голосуют более 400 миллионов избирателей, это второе в мире голосование по количеству принимающих в нем участие граждан, после выборов в Индии.

Подсчет голосов ответит на ряд непонятных пока вопросов. Смогут ли просоюзные партии создать коалицию большинства, чтобы работать с исполнительной властью ЕС и государствами-членами для выработки законов? Насколько растущий евроскептический блок сможет разрушить такую власть? Из кого законодатели будут выбирать руководство Евросоюза? И смогут ли британские члены парламента в нем остаться?

— Предвыборная кампания определяет силу позиций партий, — сказал один из нынешних депутатов Европарламента, — Но настоящая игра начнется после подсчета.

Характер выборов 751 депутата, которые соберутся в Европейском парламенте 2 июля в Страсбурге, определен характерами сюрпризов, которые избиратели преподнесли на общенациональных выборах. На континенте существует тенденция потери доверия по отношению к сформировавшимся годами элитам.

В условиях, когда популистская правящая Лига Италии и правые партии нескольких крупных стран возглавляют рейтинг национальных мнений, опросы показывают рост числа евроскептиков.

Но разговоры о возможном блокирующем меньшинстве в Европарламенте пока что несостоятельны, так как в среде националистов и правых тоже есть свои разногласия.

Неопределенность в отношении того, как парламент будет формироваться в июле, усугубляется в этом году наличием новых партий, например, En Marche Макрона. Кроме того, задержка с выходом Великобритании из ЕС привела к проведению в Лондоне голосования за 73 британских кресла Европарламента. После выхода этой страны из европейского блока выбранные британские представители должны будут покинуть собрание.

Такое потенциально недолгое их присутствие уже вынуждает некоторых официальных лиц предлагать перенос принятия ключевых решений до ухода британцев. В частности, парламентских голосований о том, кто должен стать преемником Жан-Клода Юнкера и его команды в Европейской комиссии.

Лидеры партий обычно договариваются о преемнике на посту главы парламента в конце июня, чтобы депутаты могли одобрить назначение в июле. В этом году такое решение может быть отложено до 1 ноября.

Ключевые назначения, в том числе президента Европейского центрального банка после ухода Марио Драги в октябре, будут сопровождаться жесткими переговорами между крупными государствами и малыми странами, севером, югом, востоком и западом Европы, левыми и правыми, мужчинами и женщинами и т.д.

Европейский совет национальных лидеров, который также должен выбрать своего следующего президента на смену Дональду Туску, не хочет быть привязанным к выбору из Манфреда Вебера, консервативного немецкого депутата Европарламента и голландского депутата Тиммерманса из социалистов. Существуют кандидатуры француза Мишеля Барнье, участника переговоров по Brexit со стороны ЕС или центристского датского комиссара по антимонопольному законодательству ЕС Маргрет Вестагер.

По данным опросов, голосовать намерено несколько больше людей, чем в прошлый раз. Но, есть огромные различия в вовлечении граждан в избирательные процессы между разными государствами. В основном, определяющиеся внутренней повесткой каждой страны. В Бельгии, где голосование является обязательным, а национальные выборы проводятся в тот же день, явка избирателей достигла 90 процентов в 2014 году. В Словакии она составила всего 13 процентов.