Специалисты из Южной Кореи прибыли в Будапешт: в дунайских водах ищут пропавших без вести


Южнокорейские дайверы в Венгрии попытаются попасть на затонувший прогулочный катер, который потерпел крушение на Дунае на прошлой неделе. На нем могут оставаться тела жертв этого несчастного случая.

Без вести пропавшими до сих пор считаются 19 туристов из Южной Кореи и два венгра из экипажа. Они предположительно погибли в результате столкновения туристической лодки «Русалка» и большого круизного лайнера в сильный дождь в среду, что стало самой серьезной аварией на великой европейской реке за последние пятьдесят лет.

Наводнение, вызванное обильным дождем, не позволило венгерским дайверам самим добраться до места крушения, что побудило Южную Корею направить свою собственную группу к месту трагедии. Она взяла на себя в понедельник руководство всей операцией с участием венгерского персонала.

По мнению южнокорейских специалистов, первые погружения нужны не для попытки проникнуть на затонувшее судно, а для разведки и общего понимания ситуации.

Южнокорейская спасательная команда планирует поднять тела, пока катер все еще находится на дне Дуная, не согласившись с предложением сначала поднять его из воды.

— Венгрия предложила спасти судно первым, — заявил в воскресенье на брифинге корейский атташе Шун Кеун Сонг, — Во время этой операции катер может быть поврежден и есть шанс потерять останки погибших.

Ссылаясь на катастрофу парома Sewol в Корее в 2014 году, в которой погибли сотни людей, дипломат сказал, что Корея предложила сначала совершить погружения и изучить обстановку.

Судьба капитана

Украинский капитан круизного лайнера Viking Sigyn, который столкнулся с «Русалкой», был задержан в субботу.

Его адвокаты уже заявили, что они имеет безупречную репутацию и не виновен в случившемся.

Но, капитан другого катера, который был неподалеку на реке во время аварии, рассказал в воскресенье новостному каналу TV2, что украинец не связывался по радио с лодкой, оказавшейся на его курсе, и только уже после столкновения подал аварийный сигнал.

— Мы остаемся настроенными на наше судовое радио, которое одновременно сканирует несколько частот, — сказал Золтан Толнай, — Мы ничего не слышали о каких-либо предупреждениях.

По его словам, украинский капитан использовал неразборчивое сочетание русских, английских и немецких слов, когда после столкновения с туристическим катером все-таки обратился по радио с просьбой о помощи.