Партии Восточной Европы не хотят дружить с итальянской Лигой: у них разный взгляд на Россию

Маттео Сальвини и Марин Ле Пен на предвыборном митинге

Надежды ультраправых партий Европы на создание мощной фракции в новом составе Европарламента оказались неожиданно торпедированы. Польские националисты, прошедшие в депутаты, отказались с ними сотрудничать из-за разногласий в отношении к России и ее действиям.

Крайне правая Лига Италии добилась наиболее громкой победы на выборах в парламент ЕС в прошлом месяце, и ее лидер, заместитель премьер-министра Маттео Сальвини, желал бы убедить националистические партии Европы отложить свои разногласия и сформировать 10-партийный Европейский альянс за народ и нацию в новой сборке.

Однако, на прошлой неделе премьер-министр Венгрии Виктор Орбан уже почти исключил присоединение к группе евроскептиков Сальвини. Его начальник штаба Гергели Гуляс заявил, что не видит возможностей для сотрудничества на партийном уровне или в объединенной парламентской группе.

А сегодня лидер правящей партии Польши «Право и справедливость» (PiS) Ярослав Качиньский также выразил сомнение в целесообразности объединения с итальянцами.

— Когда дело касается Сальвини, здесь у нас есть проблема, заключающаяся в том, что он хочет создать новую группу с формированиями, которые мы не можем принять — сказал Качиньский в интервью польскому частному радио Wnet.

Качиньский говорит о Национальном фронте Франции по главе с Марин Ле Пен и немецкой партии Альтернатива для Германии. Эти силы имеют относительно хорошие связи с Россией и PiS не может их поэтому поддержать, так как пропитана недоверием по отношению к русским.

Партия «Право и справедливость» выиграла 26 мест из 51, выделенного Польше в новом Европейском парламенте. Ожидается, что теперь она примкнет к группе европейских реформистов и консерваторов.

Сальвини надеялся, что общее стремление евроскептиков сформировать будущее Евросоюза, вернув больше полномочий странам, в него входящим, и наложив ограничения на миграцию, превзойдет любые другие возможные разногласия.

В целом, на майских выборах крайне правые партии показали меньшие результаты, чем ожидалось, особенно в Германии и Нидерландах.